Я вижу всё, видений призрак
Несчастен видимо удел,
Всех тех, кто предан был России
И вдруг остался не у дел...



   

сайт в поддержку Андрея Яковлева
Последние обновления
  • Загрузка...
Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  
Последние новости

               502 ДНЯ В СИЗО
       Конституция России гласит, что человек невиновен, до той поры пока суд не докажет его виновность. Но в 90% случаев выходит наоборот — нужно доказывать невиновность. Экс-директор «88 ЦАРЗ» Андрей Яковлев, который подозревается в серии экономических преступлений, с ноября 2015 года пытался не то чтобы доказать невиновность, а просил хотя бы изменить меру пресечения с нахождения под стражей на более гуманную. На это ему потребовалось 502 дня. Адвокат Яковлева эксклюзивно рассказал «Вечорке», как все это время велась работа со следствием и судом.

 

     Напомним, Яковлева арестовали по подозрению в нецелевом расходовании средств в ноябре 2015 года. На заводе провели обыски, изъяли несколько десятков томов вещественных доказательств. По каким именно фактам Яковлев содержался под стражей — неизвестно и спустя полтора года, но в основном речь идет о мошенничестве, якобы махинациях с закупками топлива для нужд предприятия и Песчанки в 2007-2010 годах. Сумма, которую якобы украл Яковлев, гуляет в промежутке от нескольких сотен миллионов до более миллиарда рублей. Он подозревается во множестве фактов преступлений, в том числе создании преступного сообщества, отмывании денег, организации фиктивных компаний и злоупотреблении полномочиями.

      О том, что Яковлева незаконно держат под арестом так долго, писали многие СМИ края, по этому вопросу боролась бизнес-омбудсмен Забайкалья Виктория Бессонова. В ход шли и постановления Пленума Верховного суда, где четко расписано, в каком случае подозрения в совершении тяжких преступлений могут стать поводом для ареста, и решение Президента России Владимира Путина, где он говорил, что следствие, прокуратура и суды вынуждают бизнесменов терять свое дело из-за таких жестких мер. Все были бессильны перед решениями военного суда — настолько, видимо, могущественного.

     «При избрании меры пресечения, когда продлевают срок содержания под стражей, только тяжесть преступления не может быть аргументом для ареста. Стандартно, в любом постановлении о продлении ареста пишут, что подозреваемый может скрыться или оказывать давление на свидетелей, уничтожить доказательства. Почему судьи используют эту фабулу, не учитывая личность подозреваемого и отсутствие реальных оснований для подобных утверждений, не совсем понятно. Сейчас следствие закончено, Яковлев знакомится с материалами дела. Оказывать давление он не только не может и не собирается, но в этом нет никакого смысла на данном этапе следствия», — объяснил адвокат.

      Сейчас Яковлев находится под домашним арестом. Адвокат рассказывает, что Андрей Геннадьевич должен доставляться из дома к военным следователям транспортом УФСИН как надзорным органом. Надзорный орган, правда, работает только с 10:00, а следственные действия с 9:30, поэтому представители УФСИН согласились сделать так, чтобы Яковлев пешком ходил в следственный комитет и обратно, если это угодно следователям.

      Следствием и якобы потерпевшей стороной («88 ЦАРЗ») предприняты неоднократные попытки нарушения прав экс-руководителя завода. Так, например, обращаясь в арбитражный суд с иском на 1 миллиард рублей, потерпевшая сторона, достоверно зная, где находится бывший директор завода, не направляла свои исковые требования и документы в СИЗО-1 Андрею Геннадьевичу, а ограничивалась лишь отсылкой бумаг по месту его регистрации, где, естественно, никто их получить не мог.

      На наш взгляд, цель была вполне очевидна — исключить возможность оспаривания Яковлевым исковых требований путем представления в суд соответствующих документов и пояснений, поскольку о судебном заседании и наличии спора он не знал. Несмотря на это, досконально разобравшись в ситуации, суд законно отклонил требования завода, признав правоту действий экс-директора.

      Неоднократно нарушались права Яковлева и его адвокатов в части предоставления возможности

общения, запрещения посещений Андрея Геннадьевича в СИЗО, ограничения права на время ознакомления с делом. Часы, предполагаемые для работы с адвокатами, учитывали как время ознакомления с материалами — это защитники оспаривают в настоящее время.

      Бизнес? Какой бизнес?

      Бизнесом подозреваемый из СИЗО заниматься, само собой, не мог, поручения давать не получалось, проконтролировать их выполнение тоже невозможно. Учитывая, что он не мог быть в курсе происходящего, не имелось возможности и следить за тем, как живет его дело. А оно сегодня находится в пред- банкротом состоянии — как никак полтора года без руководителя.

      Удивительно, что все, в том числе и правительство региона, знали, что «88 ЦАРЗ» — военный завод, 100% акций предприятия находятся у Минобороны. Основой в работе было выполнение гособоронзаказов, и их количество год от года сокращалось, особенно после расформирования СибВО. В 2010-2011 годы гособоронзаказ отсутствовал. Завод шагнул в сторону частного бизнеса, дабы не обанкротиться.

      Так и появился проект создания первого в Забайкальском крае своего автомобиля «Гуран», но он был создан даже не с подачи Яковлева, а при поддержке правительства Забайкальского края. Создавался весьма логично — потому что работать с китайскими деталями на военном заводе было невозможно, нужно было отдельное предприятие, снабжающее ЦАРЗ заказами, а значит, работой и прибылью. Более того, это было необходимо с точки зрения уменьшения рисков для ЦАРЗ в случае неуспеха проекта. Но где теперь поддержка властей, а главное, где теперь ЦАРЗ?

Ирина ХАЛЕЦКАЯ.

 

 

 

 

Должны ли предприниматели, внесшие неоценимый вклад в развитие региона, находиться под стражей?

Посетители
html counterсчетчик посетителей сайта
Яндекс.Метрика