Я вижу всё, видений призрак
Несчастен видимо удел,
Всех тех, кто предан был России
И вдруг остался не у дел...



   

сайт в поддержку Андрея Яковлева
Последние обновления
  • Загрузка...
Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Последние новости

 

 

    Читинский гарнизонный военный суд 13 сентября приговорил экс-директора ОАО «88 ЦАРЗ» (часть акций предприятия принадлежит Минобороны РФ) Андрея Яковлева, обвиняемого в серии экономических преступлений, к 18 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Почему осуждённому было назначено столь суровое наказание,  остаётся загадкой, ведь материалы данного уголовного дела изобиловали вереницей спорных моментов, которые  так и не удосужились внятно разъяснить ни следователи, ни служители Фемиды. Сразу оговоримся, что в этом материале мы не пытаемся отстоять интересы бывшего управленца, а лишь указываем на нестыковки, бросающиеся в глаза.

    Котельная «питалась» воздухом?

    – Я знаю, что сегодня вынесут строгий приговор – заключение под стражу. Я рассчитывал только на оправдание. Тем не менее, я этого не боюсь. Сегодня вынесли несправедливый приговор. Меня осудили сегодня за то, что я сохранил завод, давал рабочие места, за то, что бился за завод. После моего ухода через два года завод начали банкротить. Вы сами можете посмотреть, что творится с заводом. Они добились своего. Но вопреки этому, я всё равно буду биться до конца. Я намерен сражаться за правду. Сегодня, заслушав часть приговора, я увидел, как исключаются показания людей, которые говорят в суде правду. Их просто исключают. Якобы, они необоснованны. Не соответствуют. Возникает вопрос – не соответствует чему? Тому решению, которое они планируют вынести. Единственное, чему они соответствуют – это правде. И эту правду я буду доказывать. За эту правду буду бороться, – заявил Андрей Яковлев представителям региональных СМИ после вынесения ему приговора.

    И с ним нельзя было не согласиться, поскольку данное уголовное дело, возбуждённое ещё в 2015-ом, буквально изобиловало нестыковками и пробелами. Напомним, осуждённому инкриминировали целую вереницу тяжких и особо тяжких экономических преступлений, в числе которых были: «Присвоение или растрата денежных средств в особо крупном размере» (5 эпизодов), «Злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия (2 эпизода), « Образование юридического лица через подставных лиц» (7 эпизодов). «Отмывание денежных средств (4 эпизода) и «Организация преступного сообщества, совершённое с использованием должностного положения» (1 эпизод). Причинённый же ущерб этими проступками, подконтрольному ранее осуждённому автозаводу, оценивался более чем в 200 миллионов рублей. Как ни крути, но любой из вышеупомянутых фактов можно было подвергнуть существенным сомнениям, так как все собранные по ним доказательства не являлись стопроцентными (в основном обвинение строилось на показаниях досудебщика – бывшего бухгалтера автозавода), и, по сути, представляли собой информацию, которая лёгко поддавалась интерпретированию.

    Например, один из ключевых криминальных эпизодов, вменённых Яковлеву, сводился к тому, что он вместе со своими подельниками неоднократно представлял в бухгалтерию ОАО «88 ЦАРЗ» фиктивные документы от имени того или иного предпринимателя с товарными накладными и со счетами о произведённой поставке на завод топлива для котельной. В реальности же якобы ничего подобного не происходило, и в итоге деньги уходили с расчётного счёта предприятия на подставное лицо, а после обналичивались злоумышленниками в банке. Обвинение, конечно, серьёзное, только вот сыщики не учли целый ряд важных нюансов. В частности, если безоговорочно принимать их версию на веру, то котельная из-за таких махинаций попросту не должна была функционировать в течение долгих лет, ведь недополученное топливо исчислялось тоннами. На практике же этот объект исправно работал и отапливал не только завод, но и жилой фонд в посёлке Песчанка. К слову, первоначально аргументом, свидетельствующим в пользу того, что осуждённый заключил «договоры» с поставщиками-призраками для собственной выгоды, выступало отсутствие потребности у предприятия покупать топливо у представителей сторонних коммерческих структур. По мнению людей в погонах, приобретать этот продукт без риска понести убытки, завод обязан был у организации, подконтрольной Министерству обороны РФ. Отметим, что в последнем случае претензии являлись бы актуальными ранее, когда «88 ЦАРЗ» имел статус «ФГУП», а не «ОАО» (Яковлев управлял в тот период частным предприятием – авт.).

    – Видимо, для следователей сфера предпринимательской деятельности в принципе являлась тёмным лесом, раз они делали такие беспочвенные выводы. И самое удивительное здесь то, что договоры на поставку топлива были заключены ещё до вступления Андрея Геннадьевича на должность директора завода. Тогда  почему же  именно ему инкриминировали эти несуществующие махинации? Кроме того,  данная стратегия была экономически обоснованной, чему имеются соответствующие документальные подтверждения, которые предъявлялись на суде: те предприниматели продавали свой продукт по более низким ценам в отличие от военной организации. И опять же, если бы эти «незаконные» операции проводились в действительности, то негативные последствия от них были видны невооружённым взглядом.  Но мой подзащитный с этим не сталкивался: всё функционировало, как часы, сбоев с отоплением не фиксировалось, – поделился с «Экстрой» адвокат осуждённого Иван Тимофеев.

    Сначала был миллиард

    Аналогичная ситуация складывалась и в рамках других обвинений, инкриминируемых Яковлеву. Так, следствие вменило ему махинации на десятки миллионов рублей, связанные с приобретением ГСМ и запчастей для технического обслуживания автомобилей в рамках заключённых заводом договоров и контрактов. Якобы эти товарно-материальные ценности по факту не закупались, но расчёт за них производился из бюджета предприятия на счета подставных фирм. Для придания данным действиям видимости законности, злоумышленник отдал распоряжение демонтировать запчасти с машин, вышедших из эксплуатации, которые хранились на территории предприятия в качестве металлолома. Что же касается ГСМ, то эти ресурсы по его указке и вовсе выделялись из имеющихся запасов. Однако на практике всё было иначе. Сторона защиты привела доводы и доказательства в пользу того, что запчасти со списанного автотранспорта априори были непригодны для дальнейшего использования (военная приёмка проверяла происхождение каждой детали, поэтому установить запчасть с дефектами в ремонтируемое авто не представлялось возможным — авт.), а горючего из запасов не хватило бы, чтобы регулярно заправлять технику. В довесок ко всему суду были предоставлены путевые листы, товарные накладные, бухгалтерские отчёты и прочие документы (копии есть в распоряжении редакции – авт.), которые свидетельствовали о фактической поставке обозначенных выше товарно-материальных ценностей на склады «88 ЦАРЗ». Парадокс, но служители Фемиды по непонятным причинам проигнорировали все эти доказательства.

 

    Такой же сценарий прослеживался и в части эпизода с реализацией инвестиционного проекта по сборке малотоннажных автомобилей «Гуран» на базе завода, участие в котором принимало правительство Забайкальского края. Из материалов дела следует, что Яковлев вместе с подельниками для извлечения личной выгоды передавал собранные на предприятии транспортные средства для реализации в учреждённые его приближёнными фирмы –  ООО «Гуран»  и  ООО «Содружество». Через них участники преступного сообщества продавали машины, а после чего делили между собой полученную прибыль. В результате они незаконно обогатились на сумму свыше 120 миллионов рублей, чем нанесли серьёзный ущерб бюджету «88 ЦАРЗ». И снова к сыщикам возникает целая масса вопросов. Во-первых, о каком уроне экономики предприятия может идти речь, если продажами машин по договору официально занимались указанные коммерческие организации: завод исполнял их заказы по производству, за что они с ним рассчитались, а сами в итоге ушли в минус, поскольку проект оказался убыточным (подтверждено бухгалтерскими отчётами – авт.). Во-вторых, без такой тактики по созданию фирм обойтись было нельзя, так как она элементарно позволяла снизить финансовые риски. Кроме того, указанные действия были одобрены правительством края и о новом производстве, не без гордости, заявляли первые лица региона. Никаких претензий к Яковлеву в тот период почему-то не высказывалось.

    Ещё один важный момент, о котором стоит напомнить: когда Яковлев находился под следствием, представители его родного автозавода обратились с исковым заявлением в региональный арбитражный суд. Тогда они требовали, чтобы их бывший коллега возместил предприятию сумму в 930 миллионов рублей, которую он якобы незаконно израсходовал в результате серии экономических махинаций. После детального изучения всей бухгалтерской документации суд в сентябре 2016-го вынес решение, где чётко значилось, что экс-директор ЦАРЗа тратил бюджетные средства исключительно на нужды предприятия. Например, на зарплаты работникам, на оплату налогов и на пенсионные отчисления. В случае же с уголовным преследованием, судя по всему, никто не удосужился сделать подобного анализа бухгалтерии, хотя все основания для этого были. Как итог – суровый приговор без внятных ответов на вышеперечисленные нестыковки.

    Кстати

После ухода Яковлева с должности завод медленно, но верно оказался на грани банкротства: штатная численность сотрудников сократилась за два года с 300 человек до 15. При этом предприятие обросло огромным количеством долгов, в том числе и в плане зарплат. В данный момент они равняются сотням миллионов рублей.

Источник

Должны ли предприниматели, внесшие неоценимый вклад в развитие региона, находиться под стражей?

Посетители
html counterсчетчик посетителей сайта
Яндекс.Метрика